Армия

Прямо в эфире: почему российские журналисты стали целью ВСУ

Реклама

Украинские боевики целенаправленно пытаются выследить и убить представителей российских СМИ в прифронтовой зоне

Прямо в эфире: почему российские журналисты стали целью ВСУ

Убийство военкора «Известий» Семена Еремина 19 апреля продолжило тенденцию: на фоне отсутствия военных успехов ВСУ целенаправленно охотятся на российских журналистов, рассказали опрошенные «Известиями» эксперты. Во многом с этим связаны случаи трагической гибели нескольких наших коллег за последнее время. Боевики преследуют несколько целей, главная из которых — максимально затруднить работу медиа в прифронтовой зоне, а по возможности и вовсе исключить ее. Кадры, которые передают российские военкоры с линии боевого соприкосновения, демонстрируют всему миру незавидное положение украинских формирований, так что боевики предпринимают все усилия, чтобы скрыть правду.

По безоружным

Охоту ВСУ за представителями медиа подтверждают и наши луганские коллеги.

— Мы отмечаем, что участились попытки нанесения ударов по гражданской инфраструктуре со стороны противника, в том числе по гражданским людям, находящимся в прифронтовой и фронтовой зонах. В значительной степени это касается журналистов, — рассказал «Известиям» директор ГТРК «Луганск» Николай Долгачев. — Мы всегда понимали, с самого начала специальной военной операции, что работа на фронте — это риски, и риски высокие. И мы понимаем, что для противника пресса является целью. Прицельно бьют.

По его словам, появление журналистов на каком-то участке действует на противника, как красная тряпка на быка.

Прямо в эфире: почему российские журналисты стали целью ВСУ

Военнослужащие 1148-й отдельной артиллерийской бригады Воздушно-штурмовых войск Украины стреляют из гаубицы М777

— Поэтому сейчас один из основных элементов работы на передовой, в прифронтовой зоне — малая заметность и короткие сроки работы на конкретных участках, — пояснил Николай Долгачев. — На украинские формирования, террористические по своей сути, опознавательные знаки прессы действуют ровно наоборот: они сразу нанесут туда удар, как только заметят. Противник это делает, не только чтобы непосредственно прямой урон нанести, но в том числе чтобы нарушить работу средств массовой информации, нарушить информирование российского общества, нарушить работу, которую делают военные корреспонденты в армии по повышению морального духа.

Конечной целью украинских формирований при атаках на журналистов становится максимальное осложнение, а в идеале для них и прекращение работы корреспондентов российских изданий на фронте и в прифронтовой зоне, подчеркивает Николай Долгачев. Для некоторых должностных лиц это создаст соблазн ограничить и сократить работу медиа. Этого враг и добивается.

Правда, которая выходит из-под пера журналистов, порой страшнее любого самого эффективного оружия, потому что ее читают на этой, и на той стороне, отметил в разговоре с «Известиям» военный эксперт Василий Дандыкин.

— Наши военкоры сначала же работали в синих жилетах с надписью «Пресса», но, когда стали целью для ВСУ, мы приняли меры и стали одевать их по-другому, — напомнил он. — Каждое слово человека, знающего, против кого он работает, и мотивированного, дороже снаряда, ведь с самого начала противник целенаправленно охотился за такими людьми. Еще до начала специальной военной операции вспомните, что случилось с Олесем Бузиной. А он был украинским писателем и журналистом, который просто имел свою позицию по поводу неонацизма и бандеровщины. Вот показатель. После этого действительно стали охотиться за корреспондентами. Когда только начиналось в Донбассе восстание против незаконной власти киевского режима, погибли наши коллеги, а на территории России — Татарский, Дарья Дугина. Это в общем-то укладывается в концепцию террористической организации ГУР.

Эксперт предположил, что чем больше успехи ВС России на фронтах, тем больше ВСУ будут работать по журналистам, так же как работают и по мирному населению, когда бьют по школам, детским садам, социальным объектам.

Прямо в эфире: почему российские журналисты стали целью ВСУ

Военнослужащие группировки «Центр» ведут стрельбу из артиллерийского орудия «Гиацинт-С» в ходе боевых действий на авдеевском направлении спецоперации

Сейчас на всех направлениях применяются так называемые дроновые атаки, рассказал «Известиям» военный корреспондент Геннадий Алехин.

— Дроны-камикадзе действуют как пчелиный рой, их запускают по 10–15 штук зараз, — уточнил он. — У нас есть федеральная трасса, которая соединяет Москву, Белгород, Харьков и Крым. И уже были случаи, когда по ней ехала какая-то машина, которая была заранее вычислена такими же беспилотниками, и тут же в нее запускались мелкие дроны, которые могли нанести поражающий удар. У противника ведь нет цели поразить какой-то сарай или еще какой-то объект, где никто не живет. ВСУ разведали что-то и ударили. Думаю, в таком же ключе действуют и на других направлениях.

По его словам, журналисты, которые перемещаются пешком или на машинах по линии боевого прикосновения, сейчас тоже находятся под прицелом.

— Вполне возможно, что заранее по агентурной сети передается информация, что будет ехать представитель прессы, — объяснил он. — И видите, это же не первый случай, когда именно по журналистам наносился удар. Где-то накрывали минометным огнем, где-то ствольной артиллерией, а теперь такие функции выполняют и дроны.

С риском для жизни

С начала года российские журналисты неоднократно становились целью ударов украинских боевиков. Так, 17 февраля съемочная группа ТК «Звезда» прибыла в поселок Пантелеймоновка в ДНР, чтобы снять последствия обстрела, и попала под атаку беспилотника-камикадзе. Военный корреспондент Даниил Пионтковский был ранен в ногу, его коллега Максим Магро получил контузию.

10 апреля съемочная группа ВГТРК «Вести Луганск» попала под прицельный ВСУ во время съемок на кременском направлении. Противник вычислил местоположение и нанес удары ствольной артиллерией, затем FPV-дроном. В результате был ранен в ногу оператор Денис Шум, корреспондент Артем Юндас получил контузию. Группу сопровождал старший офицер пресс-центра Минобороны России майор Евгений Половодов, он получил смертельное ранение. Он тоже делал репортажи с фронта.

19 апреля главный редактор телеканала RT Маргарита Симоньян сообщила о смерти в Донецке корреспондента Sputnik и добровольца Рассела Бентли. Он снимал репортажи для американской аудитории на английском языке. Он пропал 12 апреля и был убит при неизвестных обстоятельствах.

19 апреля при съемке репортажа под удар дрона попал военный корреспондент «Известий» Семен Еремин. После второго сброса с беспилотника он получил ранения, от которых впоследствии скончался. Ему было 42 года.

Прямо в эфире: почему российские журналисты стали целью ВСУ

Военный корреспондент «Известий» Семен Еремин, погибший после прицельной атаки ВСУ

Семен Еремин работал в зоне спецоперации с момента ее начала в феврале 2022 года. В составе съемочной группы одним из первых делал репортажи из Волновахи в марте 2022-го и вместе с ротацией штурмовиков вошел в освобожденный город. Прямо на его глазах сменялись украинские флаги на российские триколоры — всё увиденное он транслировал в своих сюжетах.

Затем были Мариуполь, «Азовсталь», Марьинка. Еремин впервые за время спецоперации сделал сюжет о работе артиллерии снарядами «Краснополь». Кроме того, журналист в числе первых сделал материалы о «Ланцетах», «Солнцепеках» и расчетах FPV-дронов.

За время нахождения в зоне СВО корреспондент не раз рисковал жизнью. Под Угледаром в августе 2022 года он попал под обстрел минометчиков. Тогда в украинских соцсетях было найдено видео, которое фактически доказывало, что ВСУ намеренно убивают российских журналистов.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»