Наука и техника

Создать ГМО-человека. Чем будет заниматься китайский ученый, поставивший опыты на детях

Реклама

Генетик Ребриков: создание ГМО-эмбриона с защитой от ВИЧ — бессмысленное занятие

,

Создать ГМО-человека. Чем будет заниматься китайский ученый, поставивший опыты на детях

Хэ Цзянькуй

Mark Schiefelbein/AP Китайский исследователь Хэ Цзянькуй, осужденный за нелегальный генетический эксперимент над детьми, вернулся к работе. Теперь у ученого есть три собственные лаборатории в Китае, где он продолжит свои эксперименты по редактированию генома человеческих эмбрионов. Согласно заявлениям, ученый планирует найти методы лечения болезни Альцгеймера и прогрессирующей мышечной дистрофии Дюшенна. Подробнее о том, был ли прорывом эксперимент китайского исследователя, почему его текущие работы не имеют смысла и сколько на самом деле людей с отредактированным геномом сейчас живет на планете — в материале «Газеты.Ru».

Создатель ГМО-детей возвращается

Китайский исследователь Хэ Цзянькуй, бывший доцент Южного университета науки и технологий, которого осудили в КНР за нелегальный генетический эксперимент над детьми, вернулся к работе. Об этом пишет японская газета Mainichi Shimbun, которой ученый дал интервью.

Хэ Цзянькуй стал широко известен после того, как власти узнали о создании первых в мире генетически модифицированных детей. В ноябре 2018 года ученого обвинили в нарушении этических норм и приговорили к тюремному заключению на три года. В 2022 году он вышел на свободу.

С 2016 года Хэ занимался редактированием генома человеческих эмбрионов, пытаясь добиться ослабления влияния ВИЧ на организм человека путем искусственного «выключения» гена CCR5. Участницами эксперимента стали девочки-двойняшки Лулу и Нана, а также еще один ребенок. По словам Хэ, сейчас эти дети живут обычной жизнью и ходят в детский сад.

«Лулу и Нане больше 5 лет. Они ходят в детский сад как обычные дети, у них хорошее здоровье, они нормально развиваются. Я поддерживаю с их родителями связь, и пока никаких проблем не возникло. В 2019 году родилась еще одна девочка, геном которой был отредактирован, с ней тоже все хорошо»,

— рассказал ученый газете Mainichi Shimbun.

По его словам, отец Лулу и Наны — ВИЧ-инфицированный пациент, который пришел в офис Цзянкуя и попросил ученого помочь ему родить здоровых, устойчивых к ВИЧ детей. В итоге команда ученого собрала яйцеклетки и сперму родителей, создала оплодотворенные яйцеклетки, а затем провела редактирование генома с помощью технологии CRISPR/Cas, которая позволяет модифицировать целевой ген путем инъекции вещества, вызывающего мутации в гене. Таким образом ученый смог отключить ген, который отвечал за работу рецептора человеческой клетки, к которому прикреплялся вирус. Это сделало девочек устойчивыми к ВИЧ.

«Эту отредактированную оплодотворенную яйцеклетку поместили в утробу матери, и через несколько месяцев на свет появились Лулу и Нана. Таким же образом родилась еще одна девочка. Теперь все они невосприимчивы к ВИЧ до конца своей жизни. У Наны, в частности, развилась абсолютная устойчивость к ВИЧ. Мы не можем отрицать возможность того, что Лулу может быть частично инфицирована вирусом, тем не менее она в значительной степени устойчива к нему. Это доказательства того, что мы преуспели в генетической модификации», — объяснил исследователь.

Когда об этом стало известно широкой общественности, ученого приговорили к трем годам тюремного заключения. По словам самого Хэ, это причинило много боли его семье — жене и дочерям.

«Из-за освещения в СМИ я почувствовал себя униженным. Когда я оглядываюсь назад, я сожалею, что поторопился с исследованиями и поторопился с достижением результатов. Теперь, начиная новый исследовательский проект, я стараюсь быть открытым. Мы будем стремиться публиковать все планы исследований и демонстрировать, что все соответствует закону и этике», — заявил Хэ Цзянькуй.

Сейчас ученый начал заниматься изучением методов лечения генетических заболеваний, таких как мышечная дистрофия Дюшенна и наследственный вариант болезни Альцгеймера с помощью редактирования генома. Китайские власти позволили Хэ Цзянькую открыть лаборатории в трех городах Китая: Пекине, Ухане и Санье.

«У меня есть личная причина. Моя мать более десяти лет страдает болезнью Альцгеймера, и теперь она даже не может узнать своего сына. Говорят, что болезнь Альцгеймера может быть генетической, и вполне возможно, что у меня и моих детей тоже разовьется слабоумие. Медикаментозное лечение неэффективно, а редактирование генома может изменить эту ситуацию. И следующее поколение будет жить в мире, где люди никогда не слышали о болезни Альцгеймера», — заявил Хэ Цзянькуй.

Ученый заявил, что планирует провести исследования с использованием мышей и человеческих эмбрионов, от которых отказались при ЭКО. Однако сейчас ученый ждет разрешение на работу от китайского правительства.

«Очень мало исследователей активно поддерживают редактирование генома человеческих эмбрионов, а большинство людей вообще против. Но я продолжаю свои исследования с убеждением, что редактирование генома человеческих эмбрионов пойдет на пользу человечеству», — заключил Хэ Цзянькуй.

Бестолковое редактирование

По словам молекулярного генетика, проректора по научной работе РНИМУ им. Пирогова, директора института трансляционной медицины Национального медицинского исследовательского центра акушерства, гинекологии и перинатологии им. академика В.И. Кулакова Дениса Ребрикова, с технологической точки зрения Цзянькуй не сделал ничего сверхъестественного.

«Он экспериментировал в 2017–2019 годах, тогда технологии внесения изменений в ДНК эмбриона уже были проработаны достаточно хорошо.

Главным «достижением» китайского исследователя является то, что он взял на себя риск и первым в мире перенес отредактированный эмбрион в полость матки. Причем сделал это в формате нарушителя — такие эксперименты запрещены, и было понятно, что его накажут»,

— рассказал «Газете.Ru» Ребриков.

По его словам, сегодня можно проводить эксперименты на эмбрионах, от которых отказались во время проведения ЭКО, и ученые во всем мире проводят с ними исследования. Однако запрещено затем использовать генномодифицированные эмбрионы для оплодотворения — именно это правило и нарушил китайский исследователь.

«Таким образом он стал первым, кто создал ребенка с измененной ДНК по методу CRISPR/Cas (это генетический редактор). В эти же годы мы тоже экспериментировали с геном CCR5, который модифицировал Хэ Цзянькуй. Через рецептор CCR5 вирус иммунодефицита прикрепляется к клеткам человека, и если ген модифицировать, то ВИЧ будет хуже проникать в клетки. Модификация Хэ Цзянькуя была в каком-то смысле нетехнологичной — он просто «убил» этот ген. Мы же разработали технологию изменения одного природного варианта (аллеля) на другой, существующий в североевропейской популяции. Например, у норвежцев и финнов есть мутация — маленький кусочек гена CCR5 когда-то в процессе эволюции выпал, и оказалось, что такая форма белка неудобна для вируса. Такие люди естественным образом защищены от ВИЧ», — рассказал Ребриков.

Однако на практике оказалось, что генетическая защита эмбриона от ВИЧ — бессмысленное занятие, и Хэ Цзянькуй взял неадекватный клинический случай: когда у папы есть вирус, а у мамы нет. По словам специалиста, в этом случае нет никакой нужды вообще модифицировать эмбрион.

«Мы можем спокойно в рамках экстракорпорального оплодотворения «отмыть» сперматозоиды папы и гарантированно получить здоровый эмбрион. Тут нет никаких рисков получить вертикальную передачу вируса от родителей к ребенку. И даже для ВИЧ-положительных мам применение антиретровирусной терапии и специального родоразрешения практически исключает передачу вируса ребенку», — отметил ученый.

Хэ Цзянькуй аргументировал редактирование генома тем, что может осуществиться передача вируса на бытовом уровне. Но сегодня ВИЧ-инфицированный человек, который получает терапию, абсолютно безопасен с точки зрения передачи вируса.

Вместе с тем, заболевания, которые собирается лечить при помощи CRISPR/Cas Хэ Цзянькуй — болезнь Альцгеймера и миодистрофия Дюшенна – тоже не являются адекватными клиническими случаями для генетического вмешательства на уровне эмбриона, уверен Ребриков.

Гораздо логичнее на этапе ЭКО выбрать здоровый эмбрион, без всякого изменения ДНК. Причем если мы говорим о болезни Альцгеймера, то это многофакторное заболевание, и генов, которые повышают риск развития деменции, достаточно много.

«Вообще случаев, когда нам объективно нужно применять редактирование генома на эмбриональном этапе развития, крайне мало. По сути единственный встречающийся в социуме пример — семейные пары с наследственной тугоухостью, когда все дети без исключения будут с таким же нарушением слуха. Это происходит потому, что родители не могут передать ребенку здоровый ген — его у них просто нет. В таком случае мы можем применить CRISPR/Cas, чтобы починить ген еще на эмбриональной стадии и ребенок родится с нормальным слухом», — заключил специалист.

Есть побочные эффекты

Ведущий научный сотрудник Института общей генетики им. Н. И. Вавилова РАН, профессор кафедры геномики и биоинформатики Сибирского федерального университета (СФУ), профессор Геттингеннского университета (Германия) Константин Крутовский также согласился с точкой зрения Дениса Ребрикова. Более того, по его словам, применение генного редактора CRISPR/Cas сопряжено с рисками для здоровья.

«Первая проблема заключается в том, что мы не знаем, насколько гены взаимодействуют между собой. Влияя на один ген, мы не всегда знаем, как это изменение отразится на других. Это влияние может быть незначительным, а может быть достаточно сильным. Если мы говорим о случае с девочками — мы заглушили ген, отвечающий за рецептор, с которым связывается ВИЧ. Но ведь этот рецептор там не для этого существовал, он играл какую-то определенную роль, и как на организм повлияет его отключение, нам неизвестно. Девочкам только пять лет, и трудно сказать, какие последствия могут быть от этого вмешательства», — считает ученый.

Вторая проблема заключается в том, что технология CRISPR/Cas не точна.

«Я хорошо знаю эту технологию. Метод CRISPR/Cas не имеет стопроцентной точности и даже не имеет девяностопроцентной. То есть могут произойти непредсказуемые генетические модификации. Даже если мы возьмем двух девочек — одна из них получила полную устойчивость к вирусу, а вторая только частичную. Это нормально, что при одной и той же методике в двух разных случаях получился разный результат, все-таки манипуляции проводятся с двумя разными объектами. В одном случае ген, который отвечает за рецептор на поверхности клетки, с которым связывается вирус, был полностью отключен, а во втором — частично заглушен, и в каких-то клетках он все еще может работать. Но механизм может быть еще сложнее», — рассказал «Газете.Ru» Крутовский.

По его словам, эта методика может быть применена в тех случаях, когда положительный эффект значительно превышает возможный негативный. Например, при наследственной глухоте.

В отношении прорыва, который совершил китайский ученый в мировой науке и практике, профессор Крутовский отметил следующее:

«Хэ Цзянькуя нельзя назвать выдающимся ученым, потому что он не совершил прорыва. Он нарушил этический закон, — не получил разрешение специальной комиссии на проведение своего эксперимента, но все равно его совершил. В данный момент ученых, которые могут отредактировать геном эмбриона и прикрепить его к матке, много, потому что эта методика отработана достаточно хорошо. Просто он был первым, кто нарушил этический закон и рассказал об этом на конференции. Вполне возможно, в мире есть еще ученые, которые занимались подобными экспериментами и вполне успешно, но промолчали. Поэтому вероятно на Земле есть еще люди с отредактированным геномом», — заключил Крутовский.

Что думаешь?
Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»